Андрей Езеров

Не пошёл в политику – остался писателем. Будучи нобелевским лауреатом, известнейшим диссидентом, Солженицын не стал знаменем либеральной оппозиции

Признаюсь честно, к покойному Александру Исаевичу Солженицыну отношение у меня и было, и остается неоднозначным. Например, не делали ему чести тщетные попытки доказать якобы плагиат другого нобелевского лауреата - Михаила Шолохова - в "Тихом Доне". Да и не все его политические взгляды были мне близки… Насколько помню, не понравилась мне и статья "Как нам обустроить Россию". Но сейчас мне хотелось бы вспомнить то, за что можно уважать покойного.

Начнем с того, что далеко не все диссиденты сподобились чести быть насильновысланными из СССР. На ум сразу приходят двое: Лев Троцкий (Бронштейн) и Александр Солженицын. Одно это делает его фигуру покойного классика заметной в отечественной истории. Но главное даже не в этом.

Не так уж много русских и русскоязычных литераторов стало Нобелевскими лауреатами: Иван Бунин, Борис Пастернак, Александр Солженицын, Иосиф Бродский, Михаил Шолохов. Иван Шмелев, как известно, "нобелевки" так и не получил, хотя и выдвигался на ее соискание. А Анна Ахматова или Варлаам Шаламов даже не выдвигались.

Вместе с тем, Солженицын, будучи нобелевским лауреатом, известнейшим диссидентом, не стал знаменем либеральной оппозиции – не смог или не захотел, хотя, казалось бы, для этого были почти все объективные предпосылки. Либеральным диссидентам пришлось в этом отношении "довольствоваться" академиком Андреем Сахаровым и, затем, слегка искусственно притянутым академиком Дмитрием Лихачёвым. С другой стороны, Солженицын не сделал себя и посмешищем – не связывался с клерикально-патриотической диссидентурой, обеспечив ее пожизненное сохранение в маргинальном состоянии.

Александр Исаевич, так же, как и другие известные писатели Юрий Мамлеев и Эдуард Лимонов, решился, в отличие от большей части других писателей-эмигрантов, на реэмиграцию, хотя мог бы безбедно доживать свои дни на ранчо в США.

Он, Солженицын, отказался принять орден св. апостола Андрея Первозванного из рук президента Бориса Ельцина, на которых ещё не обсохла кровь российских патриотов, защищавших законно избранный парламент, из рук человека, на глазах у всех позволившего разворовать нашу страну, чего не постеснялся сделать, например, академик Лихачев, принявший такой же орден из тех же рук.

Но главное, это трезвое отношение Солженицына к Расколу и уважение к Старой Вере. У него нашлось немало добрых слов в адрес Старой веры. К моменту самого известного его выступления на эту тему в 1974 г. снятие неправедных клятв Большого Московского Собора 1666-67 гг. на древние книги и обряды в Русской Православной Церковь Заграницей (РПЦЗ) было уже предрешено, а РПЦ МП вменила их "яко не бывшими" ещё в 1971 г. Но послание Солженицына Всезарубежному Собору 1974 г. трудно игнорировать, и вот почему. Как известно, Солженицын в конфессиональном смысле был обыкновенным никонияном с несколько либеральным "уклоном" и никогда не был симпатизантом Старой веры, как допустим, известный регент Борис Кутузов или даже профессор Борис Успенский, но, тем не менее, сказал слово правды. Поэтому его мнение незаинтересованного и нейтрального в отношении староверов человека было особенно непредвзятым и объективным. Им руководила не какая-то симпатия к близким по духу людям, к своей церковной "партии", а лишь стремление к исторической справедливости.

И последнее: Солженицын в конце концов удержался, не полез в "большую политику", в актуальную политику – не стал депутатом или лидером какой-нибудь партии. И благодаря этому оказался не забрызган пеной дней, а если и оказался, то наверняка в меньшей степени, чем мог бы, если б стал участником политической жизни в стране.

Он так и останется в нашей памяти писателем, а не политиком. А писатель, в отличие от политика, вечен.




URL этой страницы: https://solzhenicyn.ru/modules/pages/Solzhenicyn_portret/O_Solzhenicyne/Andrej_Ezerov.html
просмотрено раз: 2832