Случайное фото




Инфоновости

Поддержка сайта
. Продвижение сайтов.
разборка ауди киев Торт рецепт с фото | смотреть фильмы онлайнРекламное агентство Калуга
Счетчики
Игорь Шафаревич
(Главная страница : Солженицын: портрет : О Солженицыне : Игорь Шафаревич)

Игорь ШАФАРЕВИЧ: «Солженицына арестовали на моих глазах»


Вспоминает один из ближайших соратников Александра Исаевича  академик  Игорь Шафаревич.

- Для меня Солженицын в первую очередь  замечательный писатель. В  России  в трудный переходный момент  появилась плеяда очень хороших писателей, среди которых  он был старшим: Федор Абрамов, Василий Белов, Валентин  Распутин.  Книги Солженицына необычайно за душу хватают. Это главное  свойство настоящих писателей - что-то делают с человеческой душой. И любая другая  деятельность по воздействию на человечество с ними не сравнится.

Им двигало два фактора. Первый - литература.  Второй - неистребимая ненависть к коммунистическому режиму.  Но  эти факторы  совершенно неравновесны.  Писатель - более действенно, на мой взгляд. Пожалуйста, «Архипелаг ГУЛАГ». Говорят,  это орудие «холодной войны». Но ведь  на Западе до Солженицына было много книг о красном терроре.  Но никакого эффекта  они не произвели. Талант не тот. И  только книги Солженицына подействовали.    

- Игорь Ростиславович, как вы  встретились?

- Прочитав «Ивана Денисовича», я через  общего знакомого  передал, что буду рад познакомиться. Звонок в дверь. Входит веселый  жизнерадостный человек с  рыжей бородой, этакий  голландский шкипер. Совершенно не похожий на того истощенного писателя, чье  фото я видел прежде. И совсем уж поразил меня,  когда сказал, что больше всего любит пирожки. Вот так и познакомились. Это было в середине  60-х. Впрочем, все  подробно описал сам Александр Исаевич в мемуарах. Но  предварительно  переслал мне эти страницы в Москву через западных журналистов. Спрашивал, можно ли публиковать, не повредит ли это мне, оставшемуся в СССР. Я дал добро.

- Вы, лауреат главной в ту пору Ленинской премии, уже занимались в момент знакомства  правозащитной деятельностью?

- Да. Это нас и объединяло.

- Главное ваше общее дело - знаменитый самиздатовский сборник  «Из-под глыб».

- Сначала мы  решили издавать подпольный журнал. Журнал не состоялся. Авторов не хватало.   Задумали  альманах. Увы, статей набралось только на сборник. Его, мои, еще нескольких диссидентов.

12 февраля 1974 года я пришел к нему с рукописями  сборника  в Козицкий переулок. Солженицын  во дворе возил коляску с пятимесячным Степаном. Долго бродили вокруг.   Зашли в соседний двор,  вдруг появился фургон. Солженицын сказал: «Идем  отсюда!»

- О чем говорили?

- Честно? О национальности жены Брежнева. Тогда  ходили  упорные слухи в народе, что  ее девичья фамилия Гольдберг. Александр Исаевич  считал,  что  она  украинка.

Еще много  говорили о социализме. Солженицын ведь и  сподвиг меня  написать книжку о социализме. Пришли  домой. Почти сразу - звонок в дверь. Он пошел открывать. Слышу его гневный  возглас: «Ах, вот вы как!» Вся прихожая заполнилась  людьми  в форме и в штатском. Он протестует. Какой-то человек  представляется  следователем по особо важным делам Зверевым.  Солженицына уводят.  Остался милиционер. Я мигом  рукописи запихал в портфель, считая, что должен быть специальный ордер на мой личный обыск. Его жена заперлась в туалете, оттуда пошел запах гари. А милиционер стоял спокойно. Понимал, конечно,  что жгут что-то компрометирующее. Но не вмешивался. А через  полчаса  ушел и он.

Я оставался в квартире часов до трех ночи. Никто не пришел с обыском.  Мы тогда не знали еще, что Солженицына  решили  спешно выслать  из СССР в Германию. На самолете. Это и была цель визита Зверева. Шум  власти  поднимать не хотели. Какой уж тут обыск.

- Жена Солженицына Наталья Дмитриевна как-то мне обмолвилась, что была вашей студенткой.

- Да, она училась на мехмате МГУ, где я преподавал. Но больше я  запомнил Наташу  по неудачному альпинистскому походу в горах Кавказа. Это было еще  зимой 60-го.  Меня позвал мой  ученик Андрей Тюрин, когда группа  уже сформировалась.  Компания оказалась  неподготовленной. Я советовал  сначала поехать в Подмосковье, посмотреть, как  народ стоит на лыжах. Руководитель  не захотел. Кавказский маршрут оказался сложным. Перед перевалом попали в страшный буран. Разбили палатки, несколько суток  ждали, когда утихнет. Наташа, единственная девушка в группе, вела себя очень мужественно.   Обморозились все. Андрею Тюрину удалили часть пальцев на ноге,  мне тоже сделали операцию. Наташа  приходила к нам  в больницу. В горах, мне кажется, и началось их знакомство.

 Осенью  они поженились. Родился сын Митя. Года через 4   развелись. Андрей стал  известным математиком, членом-корреспондентом Академии наук. Скоропостижно умер в Германии. Ехал в автобусе. Вдруг схватился за сердце, упал...

- А не вы ли, случаем, познакомили  Наталью Дмитриевну  с Солженицыным?

- Нет. Это  сделала   Наталья Столярова,  женщина  удивительной судьбы. Ее родители  -  террористы, пытавшиеся взорвать  Столыпина в Петербурге. После неудачного теракта    уехали в  Швейцарию. Там и  родилась Наташа.  Девушку  что-то иррациональное тянуло на Родину. «Арестуют!» - предупреждали ее. «Ну и что!» Приехала  в СССР.  Через  год за ней пришли. Отсидела 18 лет. Солженицына она боготворила. У нее  были  связи с французским посольством. Так  передавали на Запад статьи, материалы. Солженицын  тогда все рукописи возил с собой. Видно, первой жене не доверял, не хранил дома. Столярова и предложила ему в  помощь  Наташу.

  Солженицыну  повезло с Наташей. Она, во-первых, всегда  была  очень преданна ему. Во-вторых, очень энергичная и деловая.  Незаменимый помощник! Когда Солженицына выслали, она  еще полтора месяца оставалась  в России. Полностью  занималась его делами. Рукописи, материалы разные  прятала, передавала,  встречалась с западными журналистами.

- А с первой женой, Решетовской, встречались?

- Лишь однажды. Был у него на даче, она заехала  на машине. Солженицын  прекрасно разбирался в людях. А вот с ней ошибся.

- Вы - крестный отец  Игната Солженицына. Как сам Александр Исаевич  к православию относился?

- Когда познакомились - прохладно. Это из лагеря, видно, было вынесено.  А потом вдруг отношение изменилось. Стал в церковь ходить. Думаю, это влияние Натальи Дмитриевны. Помню, он  прислал письмецо: «Не хочешь ли прийти в храм? Я  буду венчаться. Можешь и поучаствовать». Но у меня  отец был  серьезно болен. Не мог его оставить.

- Все знают  про  исцеление Солженицына от рака. Но была еще одна чудесная история спасения, когда в Новочеркасске его укололи  рицинином. От подобного укола  умер болгарский диссидент Марков. А Солженицын  выжил. Хотя долго сохранялись  страшные  ожоги  на ноге. За полчаса до  укола  он  был в храме и молился как раз Пантелеймону Целителю.

- Я помню эти ожоги. Солженицын  поехал с писателем Борисом Можаевым  на юг на машине. Печка была неисправна. Оттого вроде и ногу обожгло. Даже Наталья Дмитриевна смеялась: «Ну и  автомобилисты! Поехали, а печку не выключили». Правда всплыла лишь в 90-х. Когда напечатали признание бывшего сотрудника КГБ.

- Говорят, его спасение - божий промысел?

- Я думаю, с самого начала  у него был необычайный запас сил.




просмотрено раз: 5527



  Форум Тема Ответов Просмотров Сообщение
Обсуждение статей и новостей о Солженицыне ссылка на Солженицына реальна? 4 10487 hanna
12.12.12 01:24
Книги Кому читать "Красное колесо"? 36 83604 Buscadora
8.11.12 20:07
Общение росссия = солярис 4 5951 dicso
15.10.12 00:02
Книги Неизданное 1 5428 hanna
28.8.12 23:09
Книги Почему русские пьют много водки? 31 88771 KosmoMir
22.7.12 00:17
»»  Посетить форумы
  • Производство сетки
  • Первичная обработка и доставка металлопроката Фотогалерея оборудования
  • setkaopt.ru
Блок авторизации
Ник

Пароль



Забыли пароль?

Нет учетной записи?
Зарегистрируйтесь!

Чаще читают в прессе:

Объявления

Рекомендуем женский портал Беларуси
Дополнительно


- Генерация страницы: 0.18102 секунд -