Случайное фото



Поддержка сайта
Счетчики
Генрих Бёлль
(Главная страница : Солженицын: портрет : О Солженицыне : Генрих Бёлль)

Г. Бёлль "Четыре статьи о Солженицыне"

Приветствие Солженицыну

Ни в одном государстве, ни в одной стране на свете нет таких замечательных музеев, как в Советском Союзе; взять хотя бы оба толстовских музея - в Ясной Поляне и Москве, чеховские дома - в Ялте и Москве, пушкинский музей в Ленинграде, два музея Достоевского - везде великолепные экспозиции, их прекрасно содержат, хорошо посещают.

Мебель, веяние времени, рукописи, ставшие реликвиями личные вещи и предметы обихода: на память приходят портсигар Достоевского, знаменитый самовар, письменные приборы и письменные столы, а еще весьма неожиданные для западного европейца места для сна. Помнится странная, на удивление мрачная атмосфера в музее Горького,

Посещение этих и других музеев подтвердило для меня тот вроде бы само собой разумеющийся факт, которому, однако, за железным занавесом прозит постепенное забвение: ведь тут - Европа, здесь пестуют европейский дух, здесь чтут европейские традиции, причем с такой искренностью, я бы даже сказал - истовостью, которая нам, западным европейцам, иногда представляется, пожалуй, чрезмерной: высокомерные, избалованные, пресыщенные, мы склонны, если уж не пренебрегать вовсе, то недооценивать, а тут вдруг - столь беззаветное тщание, за которым нередко чувствуешь нечто большее, чем приоткрыт вает внешне официальная сторона дела.

Несомненно, когда-нибудь появится и музей Шолохова (если его еще нет) или музей Симонова, время сделает свое дело: откроется музей Булгакова. Там будут проводиться торжества, произноситься речи, устраиваться лекции, показываться фильмы и диапозитивы. Музея Пастернака покуда нет, однако дом его в Переделкине и могила уже стали местом паломничества, как и места, связанные с Ахматовой. А Маяковский, Есенин, Мандельштам - какое богатство, многообразие, какие противоположности, различие; и все они - достояние Европы, которая все более мыслит себя лишь Европой Западной. Уверен, что в Советском Союзе будут чтить и Александра

Солженицына, которому ныне исполняется шестьдесят лет. Он самый молодой в этой великой галерее "спорных" писателей и единственный, кто родился уже советским гражданином. Будет ли праздноваться день его рождения лишь подпольно, тайком? Появятся ли цветы перед последней его квартирой на улице Горького, откуда началось его изгнание? Возьмет ли милиция под охрану связанные с его именем места, где могло бы состояться чествование? Например, дачу Ростроповича, дом Чуковского. рязанскую квартиру или дом в Кисловодске, где он родился? Не бросит ли кто-либо на ходу из машины букет цветов к воротам лефортовской тюрьмы?

Трудно себе представить, чтобы этот день остался без внимания в Советском Союзе, невероятно, чтобы когда-либо забыли день его высылки - 13 февраля 1974 года. В книге "Бодался теленок с дубом" Солженицын размышляет, какими вариантами могут воспользоваться те, о ком он думал зимой 1973 года, когда увидел свет "Архипелаг ГУЛАГ", и ему предстояла последняя, жесточайшая схватка - он расклассифицировал вероятные последствия, исходя из четкой системы координат, в основу которой лег личный опыт и кое-какие сведения; так вот "высылку" он счел лишь "возможной" мерой.

Вообще его день рождения служит хорошим поводом, чтобы перечитать "Бодался теленок с дубом"; это книга великого писателя, в котором легко угадать математика, причем математика в высшем смысле слова, ибо он наделен даром планировать и выражать в виде формул сложнейшие процессы, включать в эти формулы не поддающиеся расчету величины, вероятности и невероятности: свой план он противопоставляет их "стратегическому плану" еще до того, как тот обрел зримые черты.

Трудно уяснить, да, наверное, никогда до конца и не уяснятся все последствия, которые повлекла за собою его высылка. И к чему приведет публикация его произведений. Вероятно, будут серьезные проблемы, даже скандалы - и не только у его врагов, будут кривотолки и недоразумения, желательные и нежелательные эффекты и последствия; кто и чем сможет все это измерить? "Они не ведают, что творят" - это относится ко многим, а не только к тем, кто его выслал,

Александр Солженицын совершил переворот в сознании, переворот всемирного значения, который нашел отклик во всех концах света. Он разоблачил не только ту систему, которая сделала его изгнанником, но и ту, куда он изгнан; он разоблачил и тех, кто усердно использует его для саморекламы. Но может ли такой писатель, как он, вообще работать на какую-либо рекламу? Нет, он навсегда останется в совестливой памяти времени, а не только в истории духовного развития человечества, истории культуры, он останется там своими произведениями, неотделимыми от личности писателя.

А еще мне хочется указать на одно его свойство, которое до сих пор оказывалось почти незамеченным, настолько оно очевидно: он - европеец, восточный европеец. Это ли не повод при современной-то европейской суетности задуматься о самих понятиях "Европа" и "европейский"? Откроют ли к его восьмидесятилетию 11 декабря 1998 года или к его столетию 11 декабря 2018 года музей Солженицына в Кисловодске, Рязани или Москве?

Воспользовавшись этой возможностью, шлю приветы в Вермонт - ему, его жене Але, детям и теще.

1978 г.





просмотрено раз: 2852
_pagesNAV « 1 2 3 [4]




Блок авторизации
Ник

Пароль



Забыли пароль?

Нет учетной записи?
Зарегистрируйтесь!

Новое в прессе

Рекомендуем женский портал Беларуси

- Генерация страницы: 0.09418 секунд -