Вигдорова Фрида Абрамовна


(3.03 (по ст. стилю). 1915, г. Орша, Витебская губерния — 07.08.1965, Москва)

Дочь учителя. После окончания литературного факультета Педагогического института в Москве (1937) преподавала русскую литературу в школе, сначала в Магнитогорске, затем в Москве. С 1938 занималась журналистикой и писательской деятельностью. В течение нескольких лет была депутатом Моссовета. Первая книга В. “Двенадцать отважных: Рассказ о пионерах села Покровского” (написанная в соавторстве с Т.А. Печерниковой) опубликована в 1948.

В “Правде”, “Комсомольской правде”, “Литературной газете”) печатались статьи В. о проблемах школы и воспитания детей. Другая важная тема ее публикаций — борьба за судьбы людей, в отношении которых допущена та или иная несправедливость. Часть документальных очерков В. собрана в книге “Дорогая редакция” (М., 1963).

В. — участник многих громких литературно-общественных событий 1950—1960-х. Она была автором альманахов “Литературная Москва” (Вып. 2. М., 1956; очерк “Катя и Аня”) и “Тарусские страницы” (Калуга, 1961; очерк “Глаза пустые и глаза волшебные”). 23.10.1956 присутствовала на заседании секции прозы Московского отделения Союза писателей, где обсуждался роман В. Дудинцева “Не хлебом единым”, и записала знаменитую речь К. Паустовского, вскоре получившую широкое распространение в самиздате (возможно, именно в записи В.).

Хлопоты В. о людях, попавших в тяжелое положение, не ограничивались публикациями в газетах. Она обращалась в различные официальные инстанции, инициировала аналогичные обращения других людей. Среди ее подопечных были Н. Мандельштам, которая не без участия В. получила московскую прописку, падчерица Б. Пастернака И. Емельянова, осужденная вместе со своей матерью О. Ивинской в 1960 (благодаря усилиям В. она была досрочно освобождена), и многие другие.

В дело И. Бродского В. включилась еще до его ареста, осенью 1963. “Она всегда начинала любить тех, за кого боролась, а Бродского, без его просьбы и ведома, попросту усыновила, раз и навсегда приняла к себе в сердце <...> раздобыла портрет” (Л. Чуковская. Памяти Фриды). Л. Чуковская вспоминает также, что, когда Бродского осудили, В. отправила ему в ссылку свою единственную пишущую машинку.

Защищая Бродского, В. обращалась к Генеральному прокурору СССР Р. Руденко, секретарю Союза писателей СССР К.А. Федину и во многие официальные инстанции. Но главный ее вклад в защиту поэта — поездка в Ленинград на суд (февраль 1964) и подготовленная ею стенограмма процесса.

“Запись судебного разбирательства по делу И. Бродского” получила необычно широкое распространение. Это был первый документ о политическом, по существу, процессе, ставший доступным современникам. Именно он положил начало правозащитной тематике в самиздате; поступок В. можно, таким образом, расценивать как первый ставший широко известным акт борьбы за права человека в СССР.

Спустя два с лишним года А. Гинзбург, составитель “Белой книги” (о деле Синявского и Даниэля), поставил на титульном листе посвящение: “Памяти Фриды Вигдоровой”.

“Запись” была опубликована на Западе, где произвела сенсацию. Шок и негодование, вызванные этим документом (в особенности — среди левой интеллигенции, сочувствовавшей Советскому Союзу), сыграли, по-видимому, не последнюю роль в досрочном освобождении поэта.

По утверждению Л. Чуковской, летом 1965 Председатель КГБ В. Семичастный, обвинив В. в распространении “Записи” в СССР и за рубежом, назвал ее среди писателей, “развращающих” молодежь, после чего руководство Союза писателей намеревалось исключить В. из СП. По другой версии, вопрос об исключении В. из СП встал годом раньше, но после падения Н.С. Хрущева дело сошло на нет.

Умерла от рака, не дожив месяца до освобождения И. Бродского. 10.08.1965 состоялись похороны В., в речи на панихиде Л. Чуковская сказала: “Из мира ушла большая добрая сила <...> ее имя войдет не только в историю нашей литературы, но и в историю нашей молодой общественной жизни, нашей молодой гражданственности...” Александр Галич посвятил ее памяти стихотворение “Уходят друзья”. В 1967 Л. Чуковская, сравнивая В. с писателем и правозащитником В. Короленко, писала: “Она делает то же самое [дело] — дело русской интеллигенции, главное изо всех возможных дел: вытаскивать тех, кто попал под колеса”.

Кузовкин Г.В.

Публикации: Мой класс: Записки учительницы. М.; Л., 1949. 248 с.; Дорога в жизнь. Это мой дом. Черниговка: Повести. М.: Сов. пис., 1961. 799 с.; Семейное счастье. Любимая улица: Повести. М.: Сов. пис., 1965. 527 с.; Кем вы ему приходитесь?: [Статьи и очерки]. М.: Моск. рабочий, 1969. 176 с.

Составительская работа и редактура: Стенографический отчет процесса Бродского / [Сост. Ф. Вигдорова] // Воздушные пути. Нью-Йорк, 1965. № 4. С. 279—303; То же: Судилище / Вступ. ст. Л.К. Чуковской // Огонек. 1988. № 49. С. 26—31; То же: Trial of a young poet // Encounter. 1964. № 9. P. 84—91; То же: The trial of Iosif Brodsky // New leader. 1964. Aug. 31. P. 6—17.

О ней: Чуковская Л. Послесловие // Вигдорова Ф. Дорога в жизнь. М.: Дет. лит., 1967. С. 712—735; Грекова И. [Послесловие] // Вигдорова Ф. Дорога в жизнь. Киев: Рад. шк., 1982; Орлова Р.Д.Воспоминания о непрошедшем времени, Москва, 1961—1981 г. Анн-Арбор: Ardis, 1983. То же: М.: Слово, 1993. С. 72, 212, 284—285, 287—294, 296—298, 300—304, 306—311, 335—336, 364, 367; Орлова Р.Д., Копелев Л.З. Мы жили в Москве, 1956—1980. Анн-Арбор: Ardis, 1988. То же: М.: Книга, 1990 (указ.); Гордин Я.Дело Бродского: История одной расправы по материалам Ф. Вигдоровой, И. Меттера, архива родителей И. Бродского, прессы и по личным впечатлениям автора // Нева. 1989. № 2. С. 134—166; Якович Е. “Дело” Бродского на Старой площади // Лит. газ. 1993. 5 мая; Казак В. Лексикон русской литературы ХХ века. М.: РИК “Культура”, 1996. С. 77—78; Чуковская Л. Памяти Фриды / Публ. Е.Ц. Чуковской // Звезда. 1997. № 1. С. 102—144; Эткинд Е.Г. Записки незаговорщика. Барселонская проза. СПб.: Академический проект, 2001 (по указ.).

ВОЛЬПИН (ЕСЕНИН-ВОЛЬПИН) АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ
(р. 12.05.1924, Ленинград)

Сын поэта С.А. Есенина и поэтессы и переводчицы Н.Д. Вольпин.

С детства увлекался математикой и поэзией. В 1933 с матерью переехал в Москву. В 1941 поступил в Московский университет, в 1946 окончил с отличием механико-математический факультет. Во время Великой Отечественной войны В. не был призван в армию, поскольку его признали психически нездоровым (клеймо душевнобольного сопровождало его все годы жизни в СССР). Еще в студенческие годы он стал известен как талантливый поэт, неоднократно выступал публично с чтением стихов: “Алик читал свои стихи. По ощущению яркости то был один из самых счастливых моментов моей жизни. Молодой, красивый, очень кудрявый человек. Звенящий голос. Сын полузапрещенного Есенина. И совершенно необычные стихи, тогда так никто не писал” (из воспоминаний математика Вл. Успенского). В 1949, окончив аспирантуру НИИ математики при МГУ и защитив кандидатскую диссертацию, В. уехал работать в г. Черновцы (Украина). Там 24.07.1949 он был арестован органами госбезопасности за чтение своих стихов в кругу близких друзей.

Был этапирован в Москву, в Институте им. Сербского признан невменяемым и постановлением ОСО при МГБ СССР от 1.10.1949 направлен на принудительное лечение в Ленинградскую психбольницу тюремного типа. Однако 9.09.1950 новым постановлением ОСО Е. был приговорен к 5 годам ссылки в Карагандинской области Казахстана как “социально-опасный элемент”. Там он подружился с молодыми ссыльными поэтами, с которыми познакомился в Москве еще до ареста, — Н. Коржавиным и Ю. Айхенвальдом.

В апреле 1953 В. был освобожден по амнистии и вернулся в Москву. Стал широко известен среди математиков как один из крупнейших специалистов по математической логике и основаниям математики, создатель самостоятельного научного направления — ультраинтуиционизма. Одновременно продолжал писать стихи, открыто общался с иностранцами. В июле 1959 по просьбе одного из них В. за один день изложил на бумаге свое философское кредо. Закончил его так: “Мой друг, прослушав краткое изложение трактата, сказал: — Значит, ты веришь только в мысль и в разум? — Да, больше, конечно, верить не во что. Но и в эти вещи не надо верить. Не надо верить в разум. Для мыслящего человека достаточно бытьразумным”. Вскоре после этого В. был вновь заключен в психиатрическую больницу, где его продержали около двух лет. Тем временем текст его эссе (под названием “Свободный философский трактат”), согласно его пожеланию, был переправлен на Запад и в 1961 опубликован там вместе со сборником его стихов “Весенний лист”. Это был второй после романа Б. Пастернака “Доктор Живаго” случай, когда советский гражданин осмелился без официальной санкции опубликовать свои произведения за границей под собственным именем.

С высокой партийной трибуны секретарь ЦК по идеологии Л.Ф. Ильичев обличал В. как “идейного отщепенца” и назвал его “ядовитым грибом” (Ильичев Л.Ф. Творить для народа, во имя коммунизма // Правда. 1962. 22 декабря). Стихи В. распространялись в самиздате. Традиционная по форме, его поэзия носила вызывающий по отношению к господствующей идеологии характер: “Эх, сограждане, коровы и быки! / До чего вас довели большевики...”

Освободившись в 1961, стал внештатным научным сотрудником ВИНИТИ и работал там до отъезда из СССР. Занимался реферированием и переводами зарубежной математической литературы, писал статьи для “Философской энциклопедии”.

Основу математических и философских взглядов В. составляет крайний скептицизм — отрицание всех принимаемых на веру абстрактных понятий — Бога, бесконечности и т.д. Из этого вытекает необходимость строгого соблюдения формально-логических законов. Данную философскую позицию с начала 1960-х он применил к сфере права. Он был автором и пропагандистом ряда принципов, легших в основу “правозащитной идеологии”, — гласности действий, установки на требования соблюдения законности. “Алик был первым человеком в нашей жизни, всерьез говорившим о советских законах” (Из воспоминаний Владимира Буковского). В. не только пропагандировал идею апелляции к праву в кругу своих друзей, но и предпринял ряд практических шагов в рамках правового подхода к разрешению общественных коллизий. Так, в 1963 В. подал в суд на журналиста, повторившего в своей статье инвективы Л.Ф. Ильичева в его адрес. Этот поступок был настолько необычен для того времени, что суд принял дело к рассмотрению, хотя, разумеется, решил его не в пользу истца.

После ареста в сентябре 1965 писателей Ю. Даниэля и А. Синявского В. совместно с Е. Строевой и В. Никольским составил текст “Гражданского обращения” с призывом собраться 5.12.1965 на Пушкинской площади в Москве на “митинг гласности” [8]. В организации митинга ему помогали молодые поэты, члены группы СМОГ. В. сам принял участие в этом митинге, с которого принято вести отсчет истории правозащитного движения в СССР.

В конце 1967 — начале 1968 В. был одним из организаторов петиционной кампании вокруг “процесса четырех”, последовательно выступал против нарушений законности, допускавшихся в ходе уголовных и психиатрических преследований инакомыслящих, подписал десятки правозащитных документов. Написанная им в 1968 “Памятка для тех, кому предстоят допросы” служила незаменимым пособием для диссидентов в их правовом противостоянии советской карательной системе. Ключевым тезисом “Памятки” было утверждение, что нормы советского процессуального права вполне пригодны для того, чтобы на законных основаниях уклониться от соучастия в преследовании инакомыслия, не прибегая ко лжи или запирательству.

Очередное заключение В. в психиатрическую больницу (февраль 1968) вызвало широкую кампанию протеста среди советских и зарубежных математиков.

В ноябре 1970 В. стал экспертом Комитета прав человека в СССР [9], полтора года активно участвовал в работе Комитета, написал несколько докладов (о праве на защиту, о правах психически больных, о международных пактах о правах человека).

В марте 1972 власти дали понять В., что его отъезд за границу был бы весьма желателен, в мае того же года он эмигрировал в США. Работал в университете г. Буффало, затем в Бостонском университете. Продолжал заниматься математикой и правозащитной деятельностью.

С 1989 неоднократно приезжал на родину. Живет в г. Бостон (штат Массачусетс).

Лукашевский С.М.

Публикации: Весенний лист / A leaf of spring. N.Y.: Praeger; London: Thames and Hutson, 1961. 173 с. (двуязычное издание, с переводами на англ. G. Reavey); Стихи // Советская потаенная муза : Из стихов советских поэтов, написанных не для печати / Под ред. Б. Филиппова. Мюнхен, 1961. С. 113—122; A poet in jail // Encounter. 1961. Аpr. № 5 (92). P. 92—94 (предисловие и подборка стихов); О процессе Синявского и Даниэля, отъезде Тарсиса и моих беседах с западными корреспондентами // Белая книга по делу Синявского и Даниэля / Сост. А.И. Гинзбург. Франкфурт-на-Майне: Посев, 1967. С. 399—405; Вечную ручку Петру Григорьевичу Григоренко! // Посев. 1970. № 9. С. 24—30. То же: A fontain pen for Peter Grigorievich Grigorenko // The Political, Social and Religius Thought of Russian Samizdat. Belmont (Mass.): Nordland publ., 1977. P. 181—196; [Доклады и мнения эксперта Комитета прав человека] // Документы Комитета прав человека: Proceedings of the Moscow human rights Committee. Nov. 1970 — dec.1971. N.Y.: The Internatial League for the rights of men, 1972. P. 52—55, 67—122, 134—179; Testimony of Dr. Alexander Sergeyovich Yesenin-Volpin... // US. Congress (92). Session (2). Sept. 26. 1972. Hearing before the Subcommittee to the Investigate the Administration of the Internal Security Act and other Internal Security Laws of the Committee of the Judiciary United States Senate. Abuse of psychiatry for political repression in the Soviet Union. Washington: G.P.O, 1972. P. 1—15; Юридическая памятка. Париж: Гd. de la Seine, [1973]. 24 с.; [Стихи] // Антология новейшей русской поэзии у голубой лагуны / Cост. К. Кузьминский и Г. Ковалев: В 5 т. Newtonville: Oriental Research Partners, 1980. Т. 1. С. 108—115; [Стихи] // Строфы века / Cост. Е. Евтушенко, науч. ред. Е. Витковский. М.; Минск: Полифакт, 1995. С. 679; [Стихи] // Самиздат века. М.; Минск: Полифакт, 1997. С. 377; Философия. Логика. Поэзия. Защита прав человека: Избранное / Сост. А.Ю. Даниэль и др. М.: РГГУ, 1999. 450 с.; [Стихи] // Поэзия второй половины XX века / Сост. И.А. Ахметьев, М.Я. Шейнкер. М.: СЛОВО, 2002. С. 533—535.

Интервью: Мне показалось, что весь мир сошел с ума / [Беседа с Ф. Медведевым] // Журналист. 1991. № 12. С. 18—20; “Не соответствует действительности” / [Беседа с Л. Белой] // Вечерняя Москва. 1995. 21 июня; Памятка для не ожидающих допроса: Беседа с А. Есениным-Вольпиным // Неприкосновенный запас. 2002. № 1 (21). С. 67—80.

О нем: Reddaway P. Uncensored Russia. London: Jonothan cape, 1972 (указ.); Мальцев Ю. Вольная русская литература, 1955—1975. Франкфурт-на-Майне: Посев, 1976 (указ.); Кузьминский К.Алекс Вольпин [с приложением письма А.С. Вольпина К.К. Кузьминскому от 27 марта 1979 г.] // Антология новейшей русской поэзии у голубой лагуны / Cост. К. Кузьминский и Г. Ковалев. Newtonville: Oriental Research Partners, 1980. Т. 1. C. 103—104; Буковский В.К. “И возвращается ветер...”: Письма русского путешественника. М.: НИИО “Демократ. Россия”, 1990. С. 122, 123—124, 133, 146—147, 176—182, 189, 193—194, 210—211, 227; Алексеева Л.М., Голдберг П. The thaw generation. Coming of age in the post-Stalin era. Boston; Toronto; London, 1990. P. 106—108, 120—124, 163—169, 175—176, 254—256.



URL этой страницы: https://solzhenicyn.ru/modules/pages/Dissidenty/Vigdorova_Frida_Abramovna.html
просмотрено раз: 1472