Некипелов Виктор Александрович


(29.09.1928, Харбин — 1.07.1989, Париж)

Родился в Китае, в семье советских граждан, сотрудников Китайско-восточной железной дороги. В 1937 вместе с матерью приехал в СССР (в 1939 мать была арестована и умерла в заключении), воспитывался в семье отца. Окончил среднюю школу в г. Омске, в 1947—1950 учился в Омском военно-медицинском училище. После его окончания служил офицером в Советской армии, работал в военной газете (1950—1951), печатал там свои стихи. После отказа в приеме в КПСС был уволен из газеты, служил фельдшером в воинских частях Томской и Архангельской областей. В 1955—1960 учился на военно-фармацевтическом (после его закрытия на фармацевтическом) факультете Харьковского медицинского института, окончил его с отличием. В 1960—1965 работал в Ужгороде в областном аптекоуправлении. Выпустил сборник стихов “Между Марсом и Венерой”. В 1965—1970 жил в г. Умани (УССР), работал на витаминном заводе инженером, заочно учился в московском Литературном институте им. Горького (окончил в 1969), переводил на русский язык украинскую поэзию.

С середины 1960-х, во многом под влиянием живших в Умани участниц политического сопротивления 1920—1930-х, бывших узниц сталинских лагерей Е. Олицкой и Н. Суровцовой, начался путь Н. к диссидентству.

В августе 1968 Н. и его жена Нина Комарова изготовили и разбросали в Умани 20 листовок с протестом против вторжения войск стран Варшавского договора в Чехословакию (все листовки попали в КГБ, но их авторы найдены не были). Познакомился и начал общаться с московскими и украинскими правозащитниками (С. Мюге, Г. Подъяпольским, Л. Плющем). В 1969 попал в поле зрения КГБ, в 1970 уволен с работы по сокращению штатов.

В 1970—1971 заведовал аптекой в г. Солнечногорске Московской области. Посещал квартиры московских диссидентов, где обменивались самиздатом. “Мы спорили с теми, кто верил в социализм с “человеческим лицом”, кто верил вообще в идею социализма, кто называл себя неомарксистами, кто добивался решения своих вопросов с помощью цитат Ленина. Мы действительно “заболели” отвержением системы, в которой имели несчастье родиться” (из воспоминаний жены Н.). После отказа в прописке был вынужден уехать из Московской области, поселился в поселке Камешково Владимирской области, где в 1972—1974 заведовал аптекой.

В ходе кампании против распространителей самиздата, начавшейся с обысков у московских друзей Н., сотрудники КГБ 6 раз в течение года (с июля 1972 по июль 1973) приходили к нему с обысками. Написал статью “Нас хотят судить — за что?” о деле против своих друзей и о своем возможном аресте: “Когда я буду арестован, <...> прошу моих родных и друзей твердо знать, что я не стану давать следствию и суду никаких показаний.<...> Верю, что Россия очистится, прозреет, переживет страх и навсегда отымет у правителей своих вековую привычку рыться в книжках и умах!”

11.07.1973 Н. был арестован. Во время следствия содержался во Владимирской и в Бутырской тюрьмах, проходил психиатрическую экспертизу в институте им. Сербского (позднее написал об этом заведении книгу “Институт дураков”, издана на английском языке в 1980). В его защиту было выпущено заявление Инициативной группы по защите прав человека в СССР (январь 1974).

Осужден Владимирским областным судом (16—21.05.1974) по ст. 190-1 УК РСФСР к 2 годам исправительно-трудовой колонии общего режима. Обвинялся в размножении и распространении “Хроники текущих событий”, собственных стихов и статей. На суде прочитал написанное в тюрьме стихотворение “Вместо последнего слова”, заканчивающееся словами: “Я встречу приговор спокойно, потому что уверен в своей полной невиновности. Верю, что рано или поздно — именем России, совестью России (свободной России) — буду реабилитирован”.

Отбывал срок в исправительно-трудовой колонии г. Юрьевца Владимирской области, и под следствием, и в колонии продолжал писать стихи (большинство из них вошло в сборник “Анестезия”, Самиздат, 1976). Освобожден 11.07.1975, вернулся в поселок Камешково. Более полугода не мог найти работу, затем устроился врачом-лаборантом в районную больницу.

В 1975—1979 был активнейшим участником правозащитного движения, подписал множество петиций. Лично Н. неоднократно выступал в защиту рабочих М. Кукобаки (15 и 20.10.1977, январь—февраль, 26.08, 14 и 27.09, 28.10.1979), Е. Бузинникова (6.10.1978), Э. Кулешова (12.01, 18 и 30.07.1979), И. Радикова (1978), написал письмо “К аресту Татьяны Великановой” (10.11.1979).

В октябре 1977 вступил в Московскую Хельсинкскую группу, более двух лет участвовал в составлении и редактировании ее документов. Особое внимание уделял проблеме защиты прав инвалидов, помогал созданию и работе Инициативной группы по защите прав инвалидов в СССР. Посвятил этой проблеме, а также деятельности Группы статью “Стертые с фасада” (март 1979). Регулярно участвовал в традиционных демонстрациях на Пушкинской площади в Москве в День прав человека (10 декабря).

В те же годы Н. был плодовитым автором самиздата. В статье “Почему я не подписал Стокгольмское воззвание [обращение Всемирного Совета мира против ядерной войны]” (июнь 1976) протестовал “против кампании государственного принуждения, выдаваемого за всплеск народной инициативы”. Написал циклы статей “Опричнина-77” (в соавторстве с Т. Ходорович) и “Опричнина-78” (в соавторстве с Т. Осиповой), в которых обличались методы расправы государства с инакомыслящими.

Вместе с А. Подрабинеком написал книгу “Из желтого безмолвия” о карательной психиатрии в СССР (1975). Совместно с Т. Ходорович написал статьи “Государственный самосуд” (октябрь 1976) и “В измене не повинен” (1976—1977), посвященные судьбам политзаключенных М. Нарицы и И. Огурцова; а также “Не уступить носорогу. Джимми Картер — политика, нравственность” (8.08.1977). Совместно со своей женой написал документальный очерк “О наших обысках” (июнь—июль 1977), где были описаны семь обысков, которым они подверглись в 1972—1977 (позднее дополнен главой 11 — “Восьмой, воскресный” (август 1979)). В самиздатском журнале “Поиски” (№ 4, 1978) опубликовал статью “Мысли о гражданстве” и цикл своих стихов. Совместно с К. Великановой написал статью “Мыт и мытарники (советская таможня на страже завоеваний Октября)” (1979). Совместно с Ф. Серебровым — “Факультет демократии” (ноябрь 1979), о зарубежных радиопередачах на русском языке с советами и пожеланиями.

Статьи Н., написанные в октябре 1978, “Сталин на ветровом стекле” (о моральном кризисе советского общества) и “Кладбище побежденных” (о запустении на кладбищах немецких военнопленных во Владимирской области) были опубликованы в эмигрантском журнале “Континент”.

В 1978 Н. был принят в члены французского ПЕН-клуба, а в 1979 — американского.

Еще в марте 1977 Н. подал заявление о выезде из СССР, не получив ответа от властей, написал письмо в Президиум Верховного Совета СССР с отказом от советского гражданства (3.08.1977): “Мой выезд — не побег, не уход к химере лучшей жизни. Это просто невозможность поступить иначе, невозможность без духовной судороги жить ни дня, ни часу в этой стране <...> в настоящее время я пришел к полному отрицанию коммунистической идеологии и всех советских доктрин, то есть к антисоветскому образу мышления... Да, я по своим убеждениям антисоветчик и антисоциалист. Жизнь в этом статусе внутри СССР, естественно, невозможна. Прошу считать настоящее заявление явочным сложением с себя советского гражданства”. Получив отказ в выезде, 22.09.1977 послал новое заявление в Президиум Верховного Совета СССР и вместе с ним отослал свой паспорт. Более двух лет продолжал борьбу за выезд из СССР, обращался по этому поводу в советские и международные инстанции (описал это в статье “По режимным соображениям” (15.08.1978)): “Ваши “режимные соображения” — вовсе не допуск к государственным секретам, которого, и сами знаете, не было никогда. <...> А подлинные “режимные соображения” — это диссидентство мое”.

7.12.1979 был арестован органами КГБ в Камешково, помещен во Владимирскую тюрьму. В вину Н. вменялось написание 17 произведений (правозащитные документы, публицистика, стихи). В его защиту МХГ выпустила документ № 113 (10.12.1979). Осужден выездной сессией Владимирского областного суда (Камешково, 11—13.06.1980) по ст. 70 ч. 1 УК РСФСР к 7 годам исправительно-трудовой колонии строгого режима и 5 годам ссылки. Отказался от назначенного адвоката и защищал себя сам. Виновным себя не признал, в последнем слове сказал: “Я не прошу у суда снисхождения, потому что это было бы противоречием тому, что я писал”. Заявления в защиту Н. выпустили А. Сахаров (14.06.1980, переслано из Горького) и МХГ (документ № 139 от 27.08.1980). Отбывал срок в пермских политических лагерях (1981—1982, 1985—1986) и в Чистопольской тюрьме (1982—1985). Участвовал в борьбе политзаключенных за свои права (голодовки, забастовки), постоянно подвергался наказаниям (заключение в штрафной изолятор, помещение камерного типа, лишение свиданий).

Пересылал на волю письма протеста (Патриарху Пимену (29.04.1981)), подписывал коллективные открытые письма политзаключенных. В заключении тяжело заболел, но отвергал настойчивые предложения немедленного освобождения после публичного “раскаяния”. После лагерного срока, несмотря на болезнь, направлен в ссылку в г. Абан Красноярского края. Был освобожден 20.03.1987 в рамках горбачевской кампании по помилованию политических заключенных.

Немедленно после освобождения подал заявление о выезде из СССР. Эмигрировал вместе с женой (27.09.1987), жил во Франции. Похоронен на Валантонском кладбище близ Парижа.

Д.И. Зубарев, Г.В. Кузовкин

 

Публикации: Институт дураков // Время и мы. 1977. № 23. С. 177—205; № 24. С. 175—206. Пер. на англ. яз.: Institute of fools: Notes from the Serbsky. New York: Farrar, Straus & Giroux, 1980. 292 р.; Опричнина-1977: (Политические расправы уголовным путем) // Вестник РХД. 1977. № 121. С. 367—378. Совм. с Т. Ходорович; Стихи// Континент. 1977. № 12. С. 156—163; Стихи // Грани. 1978. № 107. С. 97—101; Сталин на ветровом стекле; Кладбище побежденных // Континент. 1979. № 19. С. 238—247; Хлеб и беженцы // Континент. 1980. № 25. С. 163—172; Мысли о гражданстве // Поиски. 1982. № 4. С. 23—26; Стихи // Поиски. 1982. № 4. С. 205—212; Майерлинг: Стихи// Грани. 1985. № 137. С. 99—100; Алабушево. Как прожить эту странную зиму?: Стихи // Огонек. 1989. № 51. С. 25; Стихи. Париж: La presse libre, 1991. 222 с.; Стихи. Бостон: Memorial, 1992. 108 с.; Стихи: Вьюга. Отречение. Баллада о первом обыске. Ожидание. Передача. Март // Дружба народов. 1993. № 3. С. 144—146; Обручение с Россией: Публицистика. Париж, 1999. 219 с.

О нем: Документы Московской Хельсинкской группы, 1976—1982. М., 2001 (указ.); The Poet V.A. Nekipelov... // US. Congress (94) Session (1). Senate. Hearing Testimony of Dr. Norman B. Hirt submitted to the Subcommittee to Investigate the Administration of the Internal Security Act and other Internal Security Laws of the Committee on the judiciary United States Senate. Abuse of psychiatry for political repression in the Soviet Union. Vol. 2, March 12, 1974. Washington: [G.P.O.], 1975. P. 95—96; Комарова Н. Книга любви и гнева. Париж, 1994. 454 с.; [Ланда М.] “Мы вас выпустим за границу, но сначала мы вас уничтожим как личность”: Мальва Ланда о Викторе Некипелове // Правозащитник. 1996. № 3. С. 82—94.



URL этой страницы: https://solzhenicyn.ru/modules/pages/Dissidenty/Nekipelov_Viktor_Aleksandrovich.html
просмотрено раз: 2080