Добро пожаловать к Солженицыну


Кучма. Опыт прочтения Солженицына (К 95-летию А.И.Солженицына)

Дата:  21.11.13 | Раздел: Статьи пользователей

Леонид Кучма – единственный из всех президентов независимой Украины, посчитавший необходимым вступить в публичную полемику с русским писателем Александром Исаевичем Солженицыным. Полемические замечания Кучмы в адрес Солженицына содержатся в книгах «Украина не Россия» (2004) и «После майдана.

Дневник президента» (2005-2006). За два срока правления Леонида Даниловича, граждане Украины успели убедиться в весьма посредственных ораторских и литературных способностях политика. Совершенно очевидно, что Кучма не мог написать в одиночку этих книг. В предисловии к «Украине - не России», Леонид Данилович честно признаётся в том, что у него были соавторы, правда имён своих собратьев по перу он не раскрыл. Творчество Кучмы, в этом смысле, принадлежит к тому сорту литературы, родоначальником которого был Леонид Ильич Брежнев, фигура в днепропетровской парторганизации – культовая.

Но даже с учётом номинального авторства Кучмы, следует признать, что Леонид Данилович оказал определённое влияние на содержание своих книг. В том же предисловии, Кучма, признавая соавторство группы лиц, всю ответственность за написанное ими берёт на себя.

Полагаем, что Леонид Данилович читал некоторые книги Солженицына. Прежде всего, роман «В круге первом» - тема шарашек могла быть интересна украинскому инженеру-ракетчику. Он знаком так же с некоторыми публицистическими статьями писателя. Никаких признаков того, что Кучма читал главные книги Солженицына «Красное колесо» и «Архипелаг ГУЛАГ» в текстах политика не наблюдается.

Почему же Кучме понадобилось вступить в публичный спор с писателем? Солженицын, был одним из тех современников событий 1991 года, которые всеми силами старались сохранить единство России и Украины. Накануне референдума 1 декабря 1991 г. Александр Исаевич обратился с воззванием к жителям Украины не голосовать за независимость. Уже после оформления самостийности Украины, Солженицын неоднократно критически отзывался об антироссийской политике киевской власти. При этом моральный авторитет писателя был таков, что слово его воспринималось как обличения пророка. В результате, Солженицын оказался на Украине фигурой умолчания. Власть его игнорировала, украинские издательства не печатали его книг. Украинская интеллигенция заклеймила писателя устами Черновола, Лукьяненко и прочих свидомых деятелей «реакционером и шовинистом». Однако, не смотря на все эти усилия, главный борец с коммунизмом был живым обличением, неправды украинской государственности, добытой мародёрскими путями. К концу своего правления, Кучма пребывал в уверенности, что украинская держава состоялась и надлежит дать ответ тому, кто ставил её существование под сомнение.

Кроме того, Кучма увидел, что в самой России отношение к Солженицыну изменилось. Если при Ельцине, Александра Исаевича откровенно игнорировали, то с приходом к власти Владимира Путина, к Солженицыну стали прислушиваться внимательнее. В Киеве это заметили. Полемика с писателем, таким образом, приобрела стратегическое значение.

Словно обязательные мантры, все украинские президенты тут и там повторяют слова о том, что украинская государственность – навсегда. Никогда более не наступят времена общерусского единства. Однако вопиющим противоречием этим словам остаётся единство Русской Церкви, даже несмотря на автономию УПЦ. Украинская независимость не освящена Церковью. Вслед за политической независимостью не наступила независимость церковная. Хотя над этим работают, да только безуспешно. И рапортовать особо не о чем. Христиане – соль земли. И если соль украинской земли не пожелала разрыва с Москвой, то чего стоит сепаратизм? Чего стоит воспетая президентами независимость? Солженицын промыслительно был дан нам Богом. Он был - подлинный голос Русской Церкви и русской культуры. Увы, официальная РПЦ в роковые дни 91-го не смогла сберечь народного единства. Слишком многие наши соотечественники оказались за церковной оградой. Да и как это можно было сделать с киевским митрополитом Филаретом (Денисенко) в душу которого уже вошёл сатана? В этих условиях слово правды прозвучало от мирянина, от человека праведной и чудесной жизни. Даже скептик Кучма понимал, что Солженицын фигура серьёзная и рано или поздно его идеи могут подорвать основы самостийной политики.

Нужно отдать должное Кучме. Он старался вести свою полемику с писателем уважительно. В его книгах нет лжи, к которой прибегали в Советском Союзе (пресловутая книга Н.Н.Яковлева «ЦРУ против СССР»), нет в них оскорблений в адрес писателя, типичных для украинских масс-медиа или интернет пространства. Книги Кучмы вообще лишены всякого радикализма. Он пытается выстроить доброжелательные отношения с Россией. Тем не менее, даже в этом, сравнительно умеренном политике, в конечном итоге, обнажается духовная, культурная и политическая слепота украинского сепаратизма.

Первое столкновение Кучмы с Солженицыным происходит на страницах «Украины - не России». Не указывая название работы писателя, авторы книги Кучмы приводят цитату из работы Солженицына «Россия в обвале»:
«…не было ни одного раунда русско-украинских переговоров, в которых украинская сторона не взяла бы верх, далеко уйдя от кравчуковских беловежских «прозрачных границ», «неразрывности русско-украинского союза» - до постоянной упорной украинской оппозиции против России и на арене СНГ, и на мировой. Российская сторона неизменно, шаг за шагом, всё далее отступала, только отступала. Постоянно (и поныне) уступала экономически, пытаясь подкупить непримиримость украинской стороны»1.

Позднее, в своём дневнике «После майдана», Кучма вновь вернётся к этой теме:

«Солженицын изображает меня и Кравчука какими-то беспредельными наглецами и шантажистами, которые только то и делали, что заставляли Ельцина капитулировать перед собой: «За все время Ельцина ни одна его встреча с украинскими президентами не обошлась без капитуляций и уступок с его стороны». В этих словах не только полное незнание фактической стороны дела, но и полное непонимание природы международных отношений вообще и российско-украинских - в частности. Так о международных отношениях рассуждают в трамваях, банях, на пляжах, когда спадает жара и люди обретают возможность шевелить языками» (11 мая 2006).

Со своей стороны, украинский президент представляет дело так, будто бы Киев всегда шёл на компромисс с Россией. Однако реальность подтверждает правоту Солженицына. В течение всех 90-х Украина покупала энергоносители в России не по рыночным, а по льготным ценам. Украина не ратифицировала устав СНГ и имеет двусмысленный статус в этой организации. Русский язык, вопреки предвыборным обещаниям Кучмы не получил официального статуса. Переговоры по Керченскому проливу зашли в тупик. Во время войны в Чечне Украина оказывала боевикам информационную поддержку (а среди воевавших на стороне дудаевцев оказались и боевики УНА-УНСО). На территории Украины была прекращена трансляция российских телеканалов и т.д. и т.п. В чём же видит Кучма компромисс со своей стороны? Никаких примеров уступок Киева Москве президент привести не смог… И уж, конечно, не готов Киев ни к каким компромиссам в территориальных вопросах. Авторы книги Кучмы пишут:

«Тот факт, что не кто-нибудь, а сам Солженицын даёт характеристику нашим границам как «фальшиво измысленным, ленинским», и объявляет «государственным воровством» «присвоение [! – Л.К.] Севастополя», нас задевает куда больше, если задело бы на нашем месте немца, итальянца, австрийца, швейцарца»2.

Да, действительно, трудно найти в мире более сговорчивую народность, чем украинцы…

Последнее более или менее легитимное правительство России, в 1917 г. признало границы украинской автономии в рамках исторической Малороссии, исключая Крым, Новороссию и Донбасс. И только большевикам нынешняя Украина обязана новыми территориальными приобретениями. Кучма это и признаёт. По его словам, Сталин - «великий собиратель украинских земель», он увеличил размеры республики почти на треть3.

Очевидно, что политика большевиков в национальном вопросе была направлена на ослабление «имперского» влияния великорусского народа. Именно в этих целях от России отторгались целые территории в пользу национальных республик. И вот, когда власть коммунистов иссякла, и настал час дележа наследства СССР, никто из вождей новообразованных государств не задумался о происхождении своих территориальных богатств. Ельцин поначалу колебался. Возможно под влиянием Солженицына, который писал ему в августовские дни 1991 г. и советовал начать с Украиной и другими республиками СССР переговоры о территориальном урегулировании при их выходе из Союза4. Пресс-секретарь Ельцина Павел Вощанов 27 августа даже сделал соответствующее предупреждение, однако тут же был одёрнут Гайдаром, Боннэр и Козыревым.

На Украине позицию Ельцина и Гайдара оценили. У Кучмы оба политика вызывают неподдельное уважение. Ельцину в книге «Украина – не Россия» посвящён особый панегирик (с.421-429), в котором российский президент удостоился хвалебных эпитетов – он и «гениальный» и «великий». Отношение Солженицына к Ельцину – общеизвестно. Отказ принять от Бориса Николаевича орден Андрея Первозванного, писатель мотивировал просто: он не может принять награду от власти, разорившей собственный народ. В апреле 2006 Александр Исаевич дал интервью Виталию Третьякову, в котором высказался и о времени Ельцина:

«При Горбачёве было отброшено само понятие и сознание государственности. (Отсюда его многочисленные капитуляции и безоглядные уступки во внешней политике, принесшие ему столь шумные похвалы на Западе.) При Ельцине по сути та же линия была продолжена, но ещё отягощена безмерным имущественным ограблением России, её национального достояния, а также беспрепятствием и потакательством государственному хаосу. При Путине, не сразу, стали предприниматься обратные усилия спасения проваленной государственности. Правда, некоторые из этих попыток сначала носили характер скорее косметический, затем стали проявляться чётче. Внешняя политика, при учёте нашего состояния и возможностей, ведётся разумно и всё более дальновидно. Но по тяжести доставшегося от предшественников наследства ещё многое и многое в России не вытащено из упадка. Общее состояние народной жизни остаётся тяжёлым и неупорядоченным».

Кучма интервью прочёл. И сделал свои выводы. В дневнике бывшего президента Украины 6 мая 2006 г. появилась следующая запись:

«Я бы обратил… внимание на то, что холодная война обострилась и в самой России. Словно по заказу, на ринг вышли два главных противника в этой войне. Это Александр Солженицын и Егор Гайдар. Солженицын («Московские новости», № 15, 28.04.2006) показал себя сторонником политики Путина, Гайдар – противником. (…)

Четырьмя днями раньше («Профиль», № 15, 24.04.2006) совсем другую картину нарисовал Егор Гайдар. Он дал противоположные оценки происходящему в России. Резко антисолженицынский характер носят и его предложения. (…) В сдержанных выражениях Егор Гайдар подвергает сегодняшнюю политику России резкой критике. Россия, по его словам, переживает «тяжелый приступ постимперского синдрома».

Нечего и говорить, что все симпатии Кучмы на стороне Гайдара. Может быть, в этом и нужно видеть причину провала экономической политики самого Кучмы? Лановой и Пинзенык, отвечавшие при Кучме за экономику и финансы, были всего лишь украинскими клонами Чубайса и Гайдара.

7 мая новая запись о Солженицыне:
«Ну а то, что в очередной раз сказал об Украине Александр Солженицын, вызывает у меня только глубочайшее сожаление. Раньше я читал такие его выпады с недоумением и сожалением, а теперь осталось одно сожаление. Человек просто не знает и не хочет знать, что у нас происходит. Только полностью игнорируя действительность, можно заявить о «фанатическом подавлении и преследовании русского языка в Украине». В ХХI веке странно выглядят ссылки Солженицына на то, что некие территории никогда не относились к «исторической Украине». Он, казалось бы, не может не знать, что современное международное право не признает таких ссылок, а политическая мораль демократического мира их резко осуждает. Это - запрещенный прием, использование его не раз приводило к тяжелейшим последствиям. Этот прием пахнет большой кровью. К тому же не может Солженицын не знать, какие территории никогда не относились и к «исторической России».

Поправим авторов дневника Кучмы. Солженицын никогда бы не написал «в Украине». В соответствии с нормами русского языка он предпочитал привычное нашему уху «на Украине». В подлинном виде цитируемый фрагмент выглядит так:

«Происходящее на Украине, ещё от фальшиво-построенной формулировки для референдума 1991-го года (я уже об этом писал и говорил), составляет мою постоянную горечь и боль. Фанатическое подавление и преследование русского языка (который в прошлых опросах был признан своим основным более чем 60% населения Украины) является просто зверской мерой, да и направленной против культурной перспективы самой Украины. Огромные просторы, никогда не относившиеся к исторической Украине, как Новороссия, Крым и весь Юго-Восточный край, насильственно втиснуты в состав нынешнего украинского государства и в его политику жадно желаемого вступления в НАТО. За всё время Ельцина ни одна его встреча с украинскими президентами не обошлась без капитуляций и уступок с его стороны. Изживание Черноморского флота из Севастополя (никогда и при Хрущёве не уступленного УССР) является низменным злостным надругательством над всей русской историей XIX и ХХ веков. При всех этих условиях Россия ни в какой форме не смеет равнодушно предать многомиллионное русское население на Украине, отречься от нашего единства с ним».

В чём же не прав писатель? Разве не фанатизм – упрямый отказ предоставить русскому языку статус государственного (в крайнем случае - официального) в стране, где для миллионов граждан он является родным? Автор статьи имеет многолетний опыт работы в украинской системе образования. Вся документация в ней существует исключительно на державной мове. Даже если педагог читает свой предмет по-русски, он обязан всё бумаги оформить по-украински. И вот, педагоги и учащиеся вынуждены тратить немалое время на подготовку никому не нужных документов, только потому, что так угодно Киеву! Вместо того чтобы читать новые книги, пополнять свой багаж знаний – все принуждены заниматься сизифовым трудом украинизации! Ну разве не фанатизм?! Не зверские методы? До сих пор ни одной сколько-нибудь стоящей книги по православному богословию на украинском языке не написано. Тем не менее, согласно требованиям украинской системы образования, студент теологической кафедры обречён писать свою работу на «мёртвом» для его специальности языке. А кому будет интересен его труд? И с каким внутренним духом берётся за работу человек? Да ведает ли о том Кучма? Ему-то самому насколько известно, что происходит в его стране? Не будем недооценивать информированность президента. Кучма знает много. Но книги его выдают и элементарное невежество их авторов, а значит и самого бывшего президента. Так, например, авторы Кучмы утверждают, что Т. Г. Шевченко узаконил слова «украинец» и «украинцы»5. Жаль, что президентские филологи не потрудились привести тексты поэта, в которых тот «узаконил» названные слова. Вот была бы сенсация! Ведь Шевченко этих слов никогда в своих произведениях не употреблял…

Или вот описывают авторы Кучмы правление Богдана Хмельницкого:

«В отличие от многих политиков Европы того времени, гетман не проявлял нетерпимости к другим народам, никто бы не назвал его религиозным фанатиком»6.

Поправим коллектив авторов Кучмы и здесь. Как совместить их тезис с реальной историей? В которой множество поляков и евреев стали жертвами «толерантности» гетмана? В исследовании у Солженицына «Двести лет вместе» читаем:

«…в 1648 г. разразилось страшное восстание казаков под предводительством Хмельницкого, евреи, наравне с поляками стали жертвой… погибли десятки тысяч евреев»7.
Хочется надеяться, что датировка Брестской унии 1569 годом (С.145, «Украина – не Россия») – всего лишь опечатка…

Только самодовольным невежеством можно объяснить следующий пассаж кучмовских исследователей о киевской учёностиXVII века:

«…церковная мысль стояла в Киеве намного выше, чем у московских начётчиков и буквоедов, с этим согласны и современные российские историки церкви»8.

Ряд подобных примеров можно без труда множить. И говорят они о том, что лакуны в знакомстве с украинской историей имеются, прежде всего, у Кучмы и у его соавторов. И Солженицына они знают лишь понаслышке. Не прочли. А знать Солженицына и значит знать Россию. Настоящую, не исковерканную её клеветниками и душителями. Обольщаются поэтому президентские писатели, утверждая: «в незнании России нас не заподозришь»9. В том то и дело, что заподозришь!

Неприятие Кучмой Солженицына объясняется глубинными метафизическими причинами. Кучма – советский образованец с украинским колоритом. В истории родной земли он не видит промысла Божия (только и проговорился – Чернобыль будто Господь попустил для нэзалэжности!). Распад России Солженицын пережил как славянскую трагедию, как результат духовной энтропии. Кучма же увидел в гибели исторической России только закономерный и естественный процесс10.

Унизительный конец правления второго президента Украины стал крушением всей его политической карьеры. Президентская должность на Украине очень несчастливое место. Каждый его хозяин заканчивал позором. Не от того ли это происходит, что сами основания украинского государства покоятся на потаённой лжи?




1 Цит. по: Кучма Л.Д. Україна - не Росія. М.: Время, 2004.С.207
2 Там же. С.208
3 Там же.С.137
4 Письмо А.И.Солженицына Б.Н.Ельцину от 30.08.1991// https://solzhenicyn.ru/modules/pages/Elcinu_1991.html
5 Кучма Л.Д. Україна – не Росія. С.265
6 Там же.С.241
7 Солженицын А.И. Двести лет вместе. Ч.I.М.2001.С.32. Автор приводит цитату еврейского историка Ю.Гессена – А.С.
8 Кучма Л.Д. Украина – не Россия.С.145. Для духовного отрезвления авторам Кучмы рекомендуем обратиться к труду протоиерея Георгия Флоровского «Пути русского богословия», с весьма нелицеприятными характеристиками киевского богословия.
9 Там же.С.201
10 См. там же С.63


Cтатья опубликована на сайте "Солженицын. Сайт об Александре Исаевиче Солженицыне. Книги Солженицына, рассказы, крохотки":
https://solzhenicyn.ru

Адрес статьи:
https://solzhenicyn.ru/modules/myarticles/article_storyid_2446.html