Случайное фото
Поддержка сайта
Счетчики

* Глава 396 День и вечер, фрагменты


Автор | 27.9.08 00:30 (Хитов 802)



396

 

* * *

В Москве сегодня утром подожгли Охранное и Сыскное отделения в Гнездиковском переулке и канцелярию градоначальника. Загорелись и деревянные амбары с архивами. Из окон горящего главного здания полетели дела, реестры. Толпа рвала их, кричала, поощряла ещё кидать, разводила костры на улице и во дворе. Пожарных не допустили тушить.

Как раз в это же время добровольные звонари били на кремлёвских колокольнях и на Иване Великом — в честь революции.

Из Московского женского медицинского института разбежались подопытные собаки: их не кормили больше и не запирали. Отощавшие слонялись, некоторые возле аптек, где запах напоминал им прежний, привычный.

В Комитете общественных организаций комиссар Москвы Кишкин заявил: «Монарх — сила не наша. Царь нам нужен, только если мы не сумеем созвать Учредительного Собрания.»

В Марфо-Мариинскую обитель приехала молодёжь арестовывать великую княгиню Елизавету Фёдоровну, сестру императрицы. Она отказалась ехать: «Я — монахиня.» (Уже 12 лет она монашествовала тут, после убийства своего мужа.) Из обители пожаловались по телефону в Комитет общественных организаций, а там ответили: «Ни Челноков, ни Кишкин и не давали распоряжения об аресте.» Великая княгиня ещё заставила милиционеров отстоять молебен, лишь тогда отпустила.

Генерал Мрозовский из-под домашнего ареста написал городскому голове Челнокову: «Имею честь довести до вашего (сведения, что я присоединяюсь к народному движению и признаю новое правительство.»

К митрофорному протоиерею Восторгову, бывшему фавориту Государя, известному вершителю церковных дел, председателю Союза русского народа в Москве, явились милиционеры арестовывать. А он: «Вполне признаю новый строй, прошу оставить под домашним арестом.»

 

* * *

Днём возник слух, что на Москву наступает то ли сам Эверт, то ли от него — корпус какого-то неподчинившегося генерала. Обрывали телефоны всех редакций. Возбудилась паника в Комитете общественных организаций, в городской думе, в Совете рабочих депутатов.

А вообще революция в Москве прошла быстро, легко. Катание на грузовых автомобилях уже кончалось, к вечеру и толпы меньше. Трамваев ещё нет, но появились извозчики, открыты магазины. В автомобилях разъезжают милиционеры, призывая народ возвращаться к мирным занятиям.

Вечером открылись все театры.

Но к ночи — всеобщая боязнь тех разбежавшихся бутырских уголовников.

 

* * *

В Ревеле волнения застигли «Петра Великого» и «Баяна» у самого начала мола — и подле них кипели митинги, рабочие требовали присоединения матросов, идти с ними в город. Но контр-адмирал Вердеревский убедил матросов, что тогда толпа разграбит корабли. Подействовало, ни один матрос не пошёл.

 

* * *

В Петрограде многие столовые и кафе превратились в питательные пункты для солдат, иную публику туда и не пускают.

В ресторанах появились матросы — ещё новая мода: напудренные. Расплачиваться — у всех деньги есть.

Публичные дома не успевают обслуживать солдат. Платят все законно, добычей этих дней, кто украшеньями, безделками, даже столовым серебром.

А петроградские театры все закрыты. На дверях объявления: «Спектакли отменены до особого распоряжения». «По повелению Временного Комитета вход в сие здание воспрещён. Какие-либо аресты, выемки, осмотры бумаг...»

Арестованных держат в манежах, в кинематографах, не хватает помещений. Здания не приспособлены, лежат на полу. В Крестах не стало ни отопления, ни освещения. Держат и так, ведь временно.

 

* * *

Прислуга бегает на митинги и, возвращаясь, рассказывает хозяевам:

— О каком-то старом рыжем говорят... И — перелетайте всех стран, собирайтесь.

Горничная дружит с распропагандированным писарем из штаба и считает себя образованной. Бегает к Думе, слушает речи, приносит хозяевам:

— Вильгельм — умный царь, не то что наш.

А Марина, горничная Карабчевских, бойка на язык. Она графа Орлова и раньше видела, когда хозяин его защищал. А теперь говорит:

— Объясняют так на улице, что теперь князья и графья заместо дворников будут улицы мести. То-то наш графчик к самому Керенскому шофёром подсыпался... Метлы в руки брать охоты нет...

 

* * *

Гуляющая по улицам публика стала всё больше семячки грызть, и на Невском. Теперь — никто не препятствует наземь плевать.

По снегу — шелуха, шелуха.

Под Аничковым мостом на льду лежат скинутые разбитые гербовые орлы — металлические, которые не сгорели.

 

* * *

Перед закатом по замёрзшей Неве, по тропинке, между Троицким и Дворцовым мостом идёт курсистка с повязкой Красного Креста и студент. Слева от них плывёт купол Исаакия, справа виден голубой купол мечети.

Студент, на Исаакия:

— Ещё стоит, синодальное учреждение.

Курсистка, на мечеть:

— И вон, торчит без дела.

 

* * *

К концу дня по Невскому медленно двигался грузовик, а с него что-то читали. Потом трогались дальше, но далеко ему ехать не давали, опять кричали:

Прочтите ещё! Не все слышали!

Автомобиль снова останавливался, и толпа густо собиралась вокруг него. Молодой румяный бритый господин актёрского вида, в шапке чёрного меха и с чёрным меховым воротником пальто стоял в кузове во весь рост, окружённый несколькими любителями. Он вытирал ярко-белым платком губы и с видом счастливой уверенности снова читал — внятно, громко, прекрасно поставленным декламационным голосом:

— Отречение от престола! Депутат Караулов явился в Думу и сообщил, что Государь Николай Второй отрёкся от престола в пользу Михаила Александровича! Михаил Александрович в свою очередь отрёкся от престола в пользу народа! В Думе происходят грандиознейшие митинги и овации! Восторг не поддаётся описанию!!!

— Ура-а-а-а! Ура-а-а-а! — кричали и тут, слушатели.

Опьяняющее чувство: теперь все мы — заодно. И у власти, наконец, честные разумные люди — Милюков!..

— А царь в Ставке только мешал умным генералам. Теперь война лучше пойдёт!

— Вот вы увидите: через неделю в России не останется ни одного монархиста.

 

* * *

На Невском же, в витрине «Вечернего времени» выставили эти последние телеграммы об отречениях. Подошли два гвардейца-кавалериста, в шинелях до земли. И старший, с унтерскими нашивками, сказал младшему:

— Читай.

Тот внятно прочёл отречение Государя.

— А дальше? — нетерпеливо прикрикнул старший. — Есть что?

— И великий князь Михаил Александрович тоже от...

— Не может быть! Прочти ещё раз.

Младший прочёл.

Совсем тихо старший сказал:

— Всё кончено. Пойдём.

 

* * *

В лазарете Георгиевской общины раненые, узнав об отречении Государя, плакали. С двумя ампутированными ногами, всегда бодрый, терпеливый, теперь безутешно рыдал:

— За что ж я ноженьки отдал? Царя теперь нет — всё пропадет!

 

* * *

На ночь в петроградских домовых подъездах стала обывательская охрана, кто попало и всех возрастов, — и старики, и дамы, и гимназисты.

В ночь на 4 марта над Петроградом закрутила снежная буря.

 

* * *

В ночь на 4 марта в заключении министерского павильона начальник Морского кадетского корпуса вице-адмирал Карцев (по долгой бороде кадеты звали его «Лангобард»), зять нетронутого морского министра Григоровича, обезумев от тщетных попыток добиться свежего воздуха (и от всех приходивших зубоскалить журналистов, новых начальников, Керенского, и вспоминая осквернение своего корпуса?), — набросился на часового и с большой силой вырвал у него винтовку. Другой часовой в комнате дважды выстрелил, пробил ему пулей плечо навылет. Третий часовой выстрелил, попал в шею сидящему тут же полковнику. И в соседней комнате выстрелил часовой, никого не задев. Вбежал унтер Круглов с поднятым браунингом и свистком во рту: если б ещё кто из арестованных двинулся — он бы свистнул, команда всем часовым стрелять.

А Карцев хотел покончить самоубийством. Когда ему перевязывали рану — он обманул санитаров, бросился ещё на одного часового, и его штыком успел себя ранить в грудь. Кричал. Его увезли в больницу.

 

К главе 397

 

Родственные ссылки
» Другие статьи раздела - Книги
» Эта статья от пользователя sternman

5 cамых читаемых статей из раздела - Книги:
» Пир Победителей (пьеса)
» * Глава 574 Ярослав в поезде. — Рассказы Наташи Аничковой
» * Глава 443 Керенский в Сенате. — Керенский в Зимнем дворце
» * Глава 566 Гучков. Совещание в штабе Северного фронта.
» * Глава 396 День и вечер, фрагменты

5 последних статей раздела - Книги:
» * Глава 25 Ликоня.
» * Глава 566 Гучков. Совещание в штабе Северного фронта.
» * Глава 569 «Сибирцы» во всем не согласны со Шляпниковым.
» * Глава 574 Ярослав в поезде. — Рассказы Наташи Аничковой
» ролик

¤ Перевести статью в страницу для печати
¤ 


MyArticles 0.6 beta for RUNCMS: by RunCms.ru




  Форум Тема Ответов Просмотров Сообщение
Обсуждение статей и новостей о Солженицыне Книга "Литературные портреты"(Солженицын, Можаев, 0 14 selena
27.11.10 23:44
Статьи пользователей «Мой близкий, тесный друг» . Б.А. Можаев и А.И. Солженицын 0 55 selena
26.11.10 00:08
Обсуждение статей и новостей о Солженицыне ссылка на Солженицына реальна? 0 231 balabanov
17.11.10 10:46
Книги Сдвиг хронологии событий? 4 4541 figliar
6.11.10 02:29
Книги Красное колесо как историческое исследование 0 374 monetam
30.10.10 16:40
»»  Посетить форумы


Блок авторизации
Ник

Пароль



Забыли пароль?

Нет учетной записи?
Зарегистрируйтесь!

Новое в прессе

Чаще читают в прессе:


- Генерация страницы: 0.15666 секунд -