Поддержка сайта
Мебель из франции по материалам okeanmebeli.ru. завод металлоконструкций
Смотрите на сайте как сделать коньяк из самогона.
Недвижимость чехии и еще.
ликвидация Ооо стоимость.
Купить диплом с реестром еще здесь.
Счетчики

Я родился в Кисловодске 11 сентября, 1918 года. Мой отец изучал филологию в Московском Университете (МГУ?), когда с началом войны в 1914 году, прервав учение,  он был взят добровольцем на фронт. Воевал как офицер артиллерии до конца войны и умер летом 1918 года, за шесть месяцев до моего рождения. Мы с матерью (она работала машинисткои) жили в Ростове-на-Дону, где я провел все мое детство и юность и окончил гимназию в 1936 году. Будучи еще ребенком, по собственной воле, без каких-либо внешних причин или чьих-либо подсказок, я мечтал стать писателем, и довольно серьезно воспринял этот обыкновенный юношеский порыв. В 30-е годы попытался опубликовать свои сочинения, но не нашел никого, кто бы желал взяться за мои рукописи. Я хотел получить литературное образование, однако в Ростове сделать это не было возможности. Переехать в Москву я не мог, отчасти потому что моя мать была нездорова и осталась бы одна, частью по причине нашей сравнительной бедности. Я поступил на математический факультет Ростовского государственного университета, где у меня обнаружилась большая способность к математике. Несмотря на то, что учиться было легко, я не стремился посвятить математике всю мою жизнь. Однако, в моей судьбе этот предмет сыграл положительную роль, и по крайней мере в двух случаях спас мне жизнь. Я бы наверное не выжил 8 лет в лагерях, если бы меня как математика не перевели в шарашку, где я провел 4 года; позже, уже в ссылке, мне было разрешено преподавать математику и физику, что облегчило мое существование и позволило мне писать. Получив же литературное образование, вполне возможно я бы не пережил всех тех испытаний и, может, на меня было бы оказано еще большее давление. Позднее, правда, мне удалось поступить на факультет литературы (обучаться на литфаке)  с 1939 по 1941: в эти годы, вместе с обучением физике и математике, я учился заочно в Институте философии, литературы и истории в Москве.
В 1941 году за несколько дней до начала войны, я окончил университет. В начале войны, зимой 1941-1942 по причине слабого здоровья, я был направлен рядовым в грузовой конный обоз. Позднее, благодаря моим математическим знаниям, меня перевели в артиллерейскую школу, откуда я выпустился экстерном в ноябре 1942 года. 

Сразу же после этого меня назначили лейтенантом дивизии артиллерийской инструментальной разведки. Так я прослужил на фронте до февраля 1945 года, когда меня арестовали. Случилось это в Восточной Пруссии, регионе, удивительным образом соединенным с моей судьбой. В 1937 году, будучи первокурсником, я решил написать эссе по Самсоновскои катастрофе  1914 года в  Восточной Пруссии; изучал материал для этого и в 1945 году сам побывал в том месте (“Август 1914” был завершен осенью 1970 года).
Я был арестован на основании переписки, которую вел со школьным другом в 1944-1945-х годах: по большей части это были некоторые неуважительные высказывания о Сталине, хотя мы и использовали зашифрованные слова. Для пущего подтверждения этого обвинения были использованы черновики моих рассказов и наброски некоторых мыслей, найденные в личных вещах. Этого, однако было недостаточно для “обвинения" и в июле 1945 года в мое отсутствие мне был вынесен "приговор", в соответствии с часто используемой в то время процедурой: после решения Особого Совещания НКВД, я был приговорен к 8 годам исправительно-трудовых лагерей (тогда такой приговор считался мягким).     
Вначале я отбывал свое наказание в нескольких исправительных колониях смешанных типов (описаны в пьесе ).

В 1946 году, меня как математика отправили в специнститут для заключенных (шарашку) МВД-МГБ. В этих "специальных тюрьмах" я провел четвертый год моего наказания (описано в романе “в круге первом”). В 1950 году я был переведен в  "специальные лагеря", недавно построенные и предназначенные для политических заключенных.

В одном из таких лагерей, в казахстанском городе Экибастузе (описано в произведении "Один день Ивана Денисовича") я работал шахтером, строителем и металлосплавщиком. Там у меня появилась опухоль, которую прооперировали, но сама болезнь не была излечена (рак установили позднее).
Через месяц срок мой заканчивался, когда без какого-либо суда и даже "резолюции от ОСНКВД", пришло административное решение, по которому меня не только не отпустили, но отправили на пожизненное заключение в Кок-Терек (южный Казахстан). Такая мера, однако, не была  применена специально против меня, но являлась довольно обычной в то время.
Я отбывал заключение с марта 1953 года (5 марта, когда стало известно о смерти Сталина, мне позволили в первый раз прогуляться без надсмотрщика) по июнь 1956. Рак, от которого я страдал, развился очень быстро и в конце 1953 года я оказался при смерти. Я не мог есть и спать; раковая опухоль жестоко действовала на меня своими ядами. Однако, мне разрешили поехать в онкологическую клинику в Ташкенте, в которой меня вылечили к концу 1954 года (описано в произведениях "раковыи корпус", "правая кисть"). Все годы заключения я преподавал математику и физику в средней школе; в это же время моего тяжелого и одинокого существования я потаенно писал прозу (будучи в лагере мог записывать стихотворения только по памяти). Мне удалось однако, сохранить все написанное и взять с собой в европейскую часть России, где, таким же образом, внешне я продолжал преподавать, и втайне писать, сначала во Владимирской области (Матренин двор), потом в Рязани.   
До 1961 года, я был не только убежден, что никогда в жизни не увижу хоть одной опубликованной строчки из мною написанного, но едва ли мог позволить близким мне людям прочесть что-нибудь, ибо боялся, что это станет известным. Наконец, на 42-м году жизни, я начал уставать от этого тайного писательства. Самое сложное было то, что я не мог отдать мои произведения на суд людям с литературным образованием. В 1961 году после 22-го сьезда компартии и прозвучавшей на этом сьезде речи А.Т. Твардовского, я решил выйти из темноты и показать Твардовскому "Один день Ивана Денисовича". 
Это мое появление, не без причины, казалось мне очень рискованным, ибо могло привести к потере моих рукописей и уничтожению меня самого.
Однако, все произошло удачно, и после продолжительных попыток Твардовский смог опубликовать мой рассказ годом позже.
  Публикация "Одного дня..." была почти сразу же остановлена. Власти также запретили к выходу мои пьесы и (в 1964 году) роман "В круге первом", который  через год был конфискован вместе с рукописями прошедших лет. В то время мне казалось, что я совершил непростительную ошибку, преждевременно открыв мои работы, и по причине этого я боялся, что не смогу довести их до конца.

Почти невозможно осмыслить одновременно то, что тобою пережито,  и понять значение этих событий, исходя из последствий.  Все более непредсказуемыми и удивительными для нас будут события будущего.

Перевод с английского Дарьи Платоновой (специально для solzhenicyn.ru) || read    Solzhenitsyn – Autobiography



- Книги

Архипелаг Гулаг (том 1)
Архипелаг Гулаг (том 2)
Архипелаг Гулаг (том 3)
Двести лет вместе
Красное Колесо
Россия в обвале
Угодило зернышко промеж двух жерновов
В круге первом
- Повести

Раковый корпус
Один день Ивана Денисовича
Адлиг Швенкиттен
Дороженька
Публицистика

“Русский вопрос” к концу XX века.
Четыре современных поэта
Черты двух революций
Размышления над Февральской революцией
Презрение к подвигу
Ответы А.И.Солженицына участникам семина
На возврате дыхания и сознания
Краткие пояснения к сочинениям Александр
Как нам обустроить Россию
Жить не по лжи!
...Колеблет твой треножник
Александр Солженицын о Церкви
Потемщики света не ищут
Образованщина
Не обычай дегтем щи белить на то сметана
Фильм о Рублеве
Раскаяние и самоограничение
Правая кисть
Бодался телёнок с дубом
Октябрь шестнадцатого
Бродский, стихи
Ответ молодому ученому
Заявление в прессе
Реплика
Не Сталинские времена
На случай ареста
Достойный истолкователь
Главный урок
Обращение к российским эмигрантам
Скоро все увидим без телевизора
Коммунизм к Брежневскому концу
«По минуте в день» (цикл бесед на ОРТ)
Встречи с учёными и студентами, 1994 г.
Рассказы

“Петербург” Андрея Белого
Феликс Светов - "Отверзи ми двери"
Смерть Вазир-Мухтара
С Варламом Шаламовым
Размышления над Февральской революцией
Пасхальный крестный ход
Окунаясь в Чехова
Настенька
На изломах
Молодняк
Матренин двор
Крохотки
Из Евгения Замятина
Иван Шмелёв и его “Солнце мёртвых”
Желябугские выселки
Евгений Носов
Два рассказа
Богатырь
Абрикосовое варенье
"Голый год" Бориса Пильняка
Путешествие вдоль Оки
Пантелеймон Романов
Случай на станции "Кочетовка"
Александр Малышкин
Двоенье Юрия Нагибина
Давид Самойлов
Диология Василия Гроссмана
Леонид Леонов - "Вор"
Василий Белов
Георгий Владимиров - Генерал и его армия
Леонид Бородин - "Царица смуты"
Алексей Константинович Толстой
Награды Михаилу Булгакову
Статьи пользователей



  Форум Тема Ответов Просмотров Сообщение
Флейм Каким образом устанавливать власть в стране 0 4344 litipo
15.3.14 17:52
Флейм Болезнь детской наивности 0 3989 litipo
15.3.14 17:49
Общение Русская государственность 4 17874 litipo
15.3.14 17:42
Общение События 1993 года 1 9808 litipo
15.3.14 17:36
Общение росссия = солярис 5 18608 litipo
15.3.14 17:31
»»  Посетить форумы
  • мягкие игрушки интернет магазин
  • smartytoys.ru
>

Блок авторизации
Ник

Пароль



Забыли пароль?

Нет учетной записи?
Зарегистрируйтесь!

Чаще читают в прессе:

Объявления

Инфоновости


- Генерация страницы: 1.70971 секунд -